ЮРИЙ ФАВОРИН ИГРАЕТ SELENE АЛЕКСЕЯ СЫСОЕВА

Два с половиной часа внимательного вслушивания

Концерты 12+

«Selene» московского композитора Алексея Сысоева — одно из самых удивительных фортепианных произведений XXI века. Ее сравнительная неизвестность объясняется только предельной сложностью партитуры для исполнителя и ограничениями, которые она налагает на слушателя. Это 2,5-часовая фортепианная пьеса, очень тихая, изобилующая продолжительными паузами, которые становятся важнейшей частью сочинения. Написана она для пианиста Юрия Фаворина, и автор сомневается, что может найтись другой пианист, способный сыграть эту пьесу адекватно.

Именно в исполнении Фаворина она и прозвучит в ДК Рассвет. Сам пианист считает «Selene» +одним из наиболее значительных явлений фортепианной литературы» и одновременно — возможно, самым трудной для исполнения пьесой, с которой ему приходилось сталкиваться. Однако для слушателя она может оказаться по-настоящему освобождающим опытом — это вкрадчивая, хрупкая, полная природной красоты музыка. Бесконечный акустический пейзаж, медленно разворачивающийся перед нашим внутренним взором. Погружаясь в «Selene» с ее неясным мерцающим светом, мы становимся свидетелями выраженных в музыке чужих ощущений — и погружаемся в свои.
 

АЛЕКСЕЙ СЫСОЕВ О «SELENE»

Пьеса «Selene» создавалась мною в течение двух лет, в 2011–2012 годах, и посвящена российскому пианисту Юрию Фаворину. Именно этому музыканту удалось вдохнуть в сложнейшую масштабную партитуру истинную жизнь. Технические сложности, связанные с ее интерпретацией (опора на иррациональную ритмику, на одновременное сочетание целых ритмических пластов, обилие неудобных скачков и виртуозной мелкой техники), выходят далеко за рамки «традиционных», а сами масштабы пьесы диктуют необходимость не только их внутреннего осмысления, но и просто высочайшей физической выносливости. Чудесно осознавать, что я был счастливым свидетелем этого процесса…

Во время ежедневного сочинения я не думал о каких-то композиционных «моделях», связанных, например, с подобными временными масштабами сочинения. Например, о модели «романтического» или «постромантического» пианизма с его гигантоманией и пафосом (Ференц Лист, Кайхосру Сорабджи, Майкл Финнисси, Ричард Барретт и т.д.), ни об отрешенных музыкальных полотнах композиторов-экспериментаторов (Ля Монте Янг, Мортон Фелдман, Деннис Джонсон, Брун Харрисон). Гораздо более важным мне казалось сосредоточение на своих внутренних ощущениях, на своих ежедневных наблюдениях за медленно и прихотливо выстраивающейся формой.

Такое непосредственное ежедневное «вчувствование» в материал со своими локальными удачами или неудачами, с прозрениями или тупиками, оказалось сродни некоей строгой духовной практике, при которой уже сам процесс сочинения становится развивающейся формой и которая, в свою очередь, откладывает существенный отпечаток на процесс композиции. Таким образом, мой внутренний мир воздействовал на абстрактные музыкальные конструкции, а музыкальные абстракции воздействовали на меня.

«Selene» предъявляет специальные требования не только своему интерпретатору, но и аудитории. Длительность ее звучания составляет около 2,5 часов при сосредоточенной и неспешно развертывающейся драматургии классического типа. Резкие динамические перепады и коллизии сменяются длительными зонами статики, порождая в свою очередь развернутый во времени «акустический рельеф», приводящий к гигантской кульминационной зоне. Все это требует нашего чуткого внимания и внутреннего сосредоточения на своих ощущениях. То есть тех свойств, которые так дефицитны в наше суетное время…
 

ЮРИЙ ФАВОРИН О «SELENE»

Сейчас у меня уже нет сомнений, что «Селена« — одно из наиболее значительных явлений фортепианной литературы. Эта пьеса построена фактически по законам классицистской формы: здесь есть экспозиция, кульминация, реприза. Ощущение медитативности рождается из предельной разреженности ткани, «нанизанной» на эту форму, представляющей собой бесконечно цепляющиеся друг за друга — зачастую одним волоском — звенья. Это похоже на попытку обогнуть земной шар: в любой отдельно взятый момент мы воспринимаем землю как ровную поверхность. При этом на микроуровне текст очень сложный. Думаю, что ни одно другое сочинение, кроме «Tract» Ричарда Барретта, мне не давалось с таким трудом

[Впрочем], в случае «Селены» медитативность скорее иллюзорна. Для меня эта пьеса имеет очень четкую «векторность», направленность, и, в отличие от многих замечательных сочинений Фелдмана, она не может закончиться, пока не скажет все необходимое. В этом смысле «Селена» скорее наследница не Фелдмана, а венской классики… Я бы сопоставил подобное фортепианное письмо с поздним Скрябиным. Здесь действительно много общего даже на уровне исполнительских движений… Особенность устройства «Селены» в том, что при точном соблюдении ритмики достигается эстетический эффект природности, естественности, непросчитанности, здесь начинает «играть», так сказать, сама природа.

Поделиться:

325 дней назад
7 апреля 2023 19:30–21:30

Москва
Столярный переулок 3к15
Показать на карте

Уже есть билет
Восстановить или вернуть

Поделиться:

Связь с организатором

Напоминаем, что для того чтобы восстановить билет или сделать возврат организатору можно не писать.

На этот адрес придёт ответ от организатора.

Подпишитесь на рассылку организатора

Восстановление билета

Введите адрес электронной почты, указанный при регистрации на событие

Обращаем внимание на то, что билеты должны были прийти к вам на почту сразу после покупки.

Возврат билета

Если вы хотите вернуть билеты, вы можете сделать это по ссылке из письма с билетами или оформить запрос организатору в вашем  личном кабинете.

Подробнее о возврате билетов